Низкопробный и осмеянный жанр: как изначально относились к мелодраме и мюзик-холлу

В английских литературных кругах ХIХ век: считается эпохой упадка серьезной драмы и расцвета нового жанра, построенного на энергичном действии, зрелищности и бурном кипении страстей, – словом, мелодрамы.

Осмеянная многими критиками как «низкопробный» развлекательный жанр, мелодрама, тем не менее, пользовалась огромным успехом у английской публики ХIХ века, и мода на остросюжетные костюмные спектакли продержалась вплоть до начала Первой мировой войны.

Огни рампы

Своим зарождением мелодрама отчасти обязана начавшемуся на заре ХIХ в.

расширению театральных залов. В таких театрах, как Ковент-Гарден, который после перестройки 1802 г. вмещал 2800 зрителей, утверждались яркие актерские личности. От освещенного свечами партера и галерки сцену теперь отделяла оркестровая яма, и, чтобы быть услышанными, актеры прибегали к нарочитой утрировке речей и жестов, гремя монологами во весь голос. Ни о каких тонких нюансах игры или репликах в сторону не могло быть и речи.

Джордж Роби до последний дней жизни блистал на подмостках мюзик-холла.
Джордж Роби до последний дней жизни блистал на подмостках мюзик-холла.

В сложившихся условиях достигали своей цели только самые грубые сценические приемы. Сложные диалоги и психологические характеристики уступили место песенкам, х0дульным персонажам и стремительной смене событий. Процветанию мелодрамы содействовало и театральное законодательство. По закону о лицензиях 1737 г., лишь немногим избранным театрам типа Друри Лейн и Ковент-Гардена дозволялось ставить серьезные пьесы. «Мелким» Театрам было запрещено нарушать их монополию, и те волей-неволей скатывались до уровня бурлеска (изображения «высоких» предметов «низким» стилем), ставя из года в год пьесы однодневки с музыкой и песнями. Так формировался жанр, в котором главная роль отв0дилась не слову, а музыке, богатым костюмам, декорациям и сценическим эффектам.

Знаменитый актер викторианской эпохи Генри Ирвинг в пьесе «Бубенцы».
Знаменитый актер викторианской эпохи Генри Ирвинг в пьесе «Бубенцы».

Ни одна уважающая себя мелодрама не обходилась без взрывов, пожаров и исчезновений в потайных токах, а в 1820-х гг. в лондонских театрах появилось яркое газовое освещение.

Герои и злодеи

Интрига мелодрамы обычно закручивалась вокруг какого-нибудь преступления или бедствия (вплоть до землетрясений, взрывов и кораблекрушений) и требовала столь же прямолинейных, стереотипных персонажей. Поэтому из одной пьесы в другую кочевали страдалицы-героини и храбрые герои, ведущие борьбу с гнусными злодеями. Стандартный набор действующих лиц состоял из героя, героини, злодея, бедных, но благор0дных стариков и простака, которых публика распознавала с первого выхода.

Отважный и преданный герой был молод и хорош собой, под стать ему была и добродетельная, хоть и своевольная юная героиня. Злодеев – грубых разбойников или утонченных аристократов легко узнавали по более темному гриму, черному наряду, грозно закрученным усам и искаженному злобой лицу.

Пантомима «Король замка» в постановке лондонского театра «Принсесс»
Пантомима «Король замка» в постановке лондонского театра «Принсесс»

Под театральными сводами гремели высокопарные монологи, пестревшие восклицательными знаками. Герои мелодрамы пребывали в мире незыблемых нравственных категорий, где порок и добродетель не могли ужиться в едином лице. Крепко сбитая, хоть и неправдоподобная фабула, поверженное зло и счастливый конец на фоне ярких костюмов, декораций и бурных страстей таков неизменный рецепт успеха мелодрамы в театрах для «чистой» публики и на дешевых подмостках Ист-Энда.

В ХIХ веке жизнь всех слоев английского общества от манеры одеваться и выражать мысли до поведения в обществе и любовных отношений – регламентировалась строгими нормами морали, и темпераментные, с оттенком фривольности пьесы открывали простор для фантазии не блиставших образованностью средних классов и простонародья.

Домашняя драма

Во второй половине ХIХ в. драматурги обратились к перипетиям повседневной жизни, отказавшись от средневековой экзотики. В жанре домашней драмы были инсценированы многие романы Диккенса, где в мелодраматическом ключе представлялись знакомые житейские коллизии.

Едва ли не популярнейшей темой домашней драмы стал рассказ об отце, которого доводит до безумия безрассудство дочери, увлеченной бесчестным негодяем, после чего следовал трогательный показ падения и покаяния заблудшей овечки. В финале происходило нежное примирение отца с дочерью. В большинстве домашних мелодрам семья показана как незыблемый общественный институт, крушение которого грозит нравственным устоям общества.

Обложку этого сборника песен украшают знаменитые лондонские мюзик-холлы 19 века.
Обложку этого сборника песен украшают знаменитые лондонские мюзик-холлы 19 века.

Столь же неизменным персонажем домашней мелодрамы, как в пьесе Монкрифа «Лир в частной жизни, или отец и дочь», является юная деревенская девушка, приехавшая из деревни в Лондон, где ей приходится пройти через все круги ада. Деревня часто идеализируется как потерянный рай, в котором еще живы добрые семейные традиции. В викторианской домашней драме (самая известная -«Суини Тодд» Питта) часто обличались пороки городской жизни: азартные игры, пьяный разгул и преступность.

К концу ХIХ века мелодрама наконец обрела благодарного зрителя в высших и средних слоях общества, хотя ее облик диктовался вкусами обитателей рабочих кварталов крупных гор0дов. Назвать ее альтернативным, выражающим протест жанром нельзя, поскольку она все же отстаивала ценности господствующего строя. Но живая, грубоватая энергетика в сочетании с музыкой, зрелищностью и способностью растрогать до слез позволила мелодраме добрую сотню лет владеть сердцами английской публики.

Мюзик-холл

Куда более дерзким и откровенным жанром был зародившийся в ХIХ веке мюзик-холл. Он берет начало в сборных представлениях на манер варьете, которые с ХVIII века давались в тавернах и пабах. На заре викторианской эпохи при ресторанах один за другим начали открываться просторные залы «с ужином и песнями».

Лондонский мюзик-холл «Могул».
Лондонский мюзик-холл «Могул».

Туда, словно мошкара на свет, слеталась городская беднота, желавшая хоть на часок вырваться из беспросветного мрака будней. В мюзик-холлах публика пела и хохотала вместе с артистами, находившими смешное в самых разных житейских ситуациях – от свадеб и похорон до ухаживания за дамой сердца и перипетий семейной жизни.

Родиной мюзик-холла считается лондонский Ист-Энд с его бурной портовой жизнью и необычайно пестрым населением. Впрочем, он процветал и в других городах – Ливерпуле, Ньюкасле, Глазго и Манчестере.

Сама атмосфера мюзик-холла источала необоримую магию, создавая тесный двусторонний контакт между актером и зрителем. Имена таких звезд, как Мэри Ллойд, Веста Тилли, Юджин Стрэттон и Джордж Роби, до сих пор живы в памяти людей, как живы их забавные скетчи и куплеты.

Выступавшая под видом мужчины Веста Тилли была невероятно популярна.
Выступавшая под видом мужчины Веста Тилли была невероятно популярна.

Мэри Ллойд по сей день считается ярким воплощением духа, царившего в мюзик-холле до Первой мировой войны. Быстро завоевав популярность задорными куплетами девчонки-школьницы, она позднее начала сопровождать их мимикой и жестами, снискавшими ей славу королевы двусмысленности. Критик той эпохи охарактеризовал ее как «многое повидавшую женщину, для которой жизнь не имеет тайн, непоколебимо самоуверенную и неподражаемо подмигивающую на каждом слове».

Мэри Ллойд – олицетворение мюзик-холла начала 20 века. Популярность ей создали задорные куплеты девчонки-школьницы.
Мэри Ллойд – олицетворение мюзик-холла начала 20 века. Популярность ей создали задорные куплеты девчонки-школьницы.

В ту чопорную эпоху скабрезные куплеты и репризы мюзик-холла были для публики желанной отдушиной, развенчивая, высмеивая или пародируя все на свете.

В «Лондонских красотках» Т. Барретт жалуется на обчистивших его девиц из Вест-Энда, нарядившись для пущего комизма служителем церкви.

Предметом пародий часто становились газетные новости, но излюбленной темой была необходимость сводить концы с концами, не имея в кармане ни гроша. В песенке «Джейн с голубой ленточкой» Альберт Шевалье поет о человеке, мечтавшем о непьющей жене, а нашедшем обжору.

Семейные проблемы с женской точки зрения часто изображались с оттенком черного юмора. Так, в песенке «Наш милый, уютный домик» Гарри Рэнделла рушатся все надежды жены на лучшую жизнь: муж вечно требует денег на пиво, все торговцы отказали в кредите, крыша протекает, ступеньки лестницы пущены на дрова, а воду отключили за неуплату. Но героиня упорно твердит, что «счастлива, почти как все».

Источник ➝

Искусство соблазнения: в чем секрет французских любовников?

Почему французских любовников считают экспертами в искусстве соблазнения — в чем секрет, недоступный мужчинам из других стран?

Интересно, кто первым сделал вывод, что французы — лучшие любовники? Ровесницы Наполеона, поклонницы де Сада, фанатки Бельмондо? Что мы вообще знаем о французах? Поставщики марочных вин. Специалисты по вонючим сырам. Эстеты, гурманы, модники и — опять! — прекрасные любовники. Этот стереотип возникает в мозгу, устойчивый, как закон природы, не вызывая и тени сомнений. Особенно если представить перед собой Венсана Касселя, Луи Гарреля и Гаспара Ульеля. Всех троих сразу. Говорят, французам не занимать раскрепощенности, и l’amour à trois («тройничок») далеко не предел.

Искусство соблазнения: в чем секрет французских любовников? (фото 2)
Кадр из фильма «Борсалино»
 

Наверное, мировая слава началась с поцелуя. С французского поцелуя, как его прозвали британцы в прошлом веке, — из чистой зависти. Уже тогда в Европе было известно, что французов не обойти на любовном фронте, и страстный поцелуй «с языком» стал визитной карточкой амурного авторитета.

Но до первого поцелуя надо пережить знакомство и свидание, что с французами всегда похоже на праздник. Они умеют соблазнять, наслаждаясь изысканным флиртом, и потому выглядят искренними и уверенными в чувствах. Как можно сомневаться в том, кто ведет тебя за собой, словно в танце? К тому же они заботятся о внешности, умудряясь выглядеть элегантно даже в розовых рубашках и в любом возрасте.

Искусство соблазнения: в чем секрет французских любовников? (фото 4)
Кадр из фильма «Честный человек»

Отправляясь на свидание с французом, стоит следовать трем заповедям: надеть симпатичное платье, расслабиться и получить удовольствие. Второе сложнее, зато с кучей приятных бонусов, о которых будете вспоминать всю жизнь. Они и правда умеют делать красиво — неважно, о чем вы сейчас подумали.

На самом деле на французском языке нет четкой аналогии слову «свидание», а значит, не из-за чего нервничать. Есть старомодный термин rendez-vous, вобравший в себя что угодно — от прогулки с тетушкой до визита к доктору. Свидание по-французски — это время tête-à-tête спогружением в романтику, а не посиделки в «Старбаксе», когда вы допрашиваете друг друга как на собеседовании.

Искусство соблазнения: в чем секрет французских любовников? (фото 6)
Кадр из фильма «Мой король»

Будьте готовы оказаться в галерее, ресторане, Булонском лесу — где угодно, вы почувствуете себя королевой, за которой ухаживают не на жизнь, а на смерть. Не переживайте по поводу скорого накала романтики. Поговорить для француза — святое: ему просто необходимо ослепить вас остроумием, непринужденностью и тонкими познаниями в искусстве. При этом вы будете чувствовать искренний интерес к своей персоне, что дорогого стоит в наши равнодушные дни.

И, понятное дело, у французов нет моральных проблем с переходом к сексу. Заняться любовью (в том же Булонском лесу), признаться в чувствах или позвать вас замуж — приемлемые варианты развития событий. С точки зрения француза здесь ничто не противоречит логике: если не добрались до секса на первом свидании, значит, что-то пошло не так.

Французский любовник не витает в облаках, а воспринимает реальность во всех красках, включая оттенки серого. Когда дело доходит до отношений, он располагает впечатляющим диапазоном понятий и вариантов. Жителей страны, столица которой признана Городом Любви, с раннего возраста учат иметь дело с чувствами — не в абсолютах любви «на всю жизнь» или расставаний «навсегда», а в широком спектре возможностей. Вместо того чтобы стремиться к счастливому концу или полному финалу, французам комфортно и в двусмысленности, и в отношениях разного уровня страсти — от среднего до пожароопасного. И, говоря о страсти, они не парятся из-за физических несовершенств: тот же непритворный комфорт побуждает их полностью отдаваться любви, при свете и без, не волнуясь, насколько безупречна его (и ваша) фигура.

Искусство соблазнения: в чем секрет французских любовников? (фото 8)
Кадр из фильма «Просто вместе»

Они знают толк в тайнах и верят, что загадочность в ­разумных пределах идет на пользу отношениям. Француз не оставит открытой дверь туалета, пока занимается там своими делами, не будет спешить со сменой статуса в фейсбуке или исповедоваться партнерше во всем, что происходит в его жизни. Сохранение личного пространства очень важно и для мужчин, и для женщин, а партнер не обязательно означает «лучший друг». Женщина в понимании французского мужчины (как и он сам) имеет право на множество друзей-знакомых противоположного пола — и партнер не обязан о них знать. Свобода превыше всего — статистика гласит, что 55 % французских мужчин хоть раз изменяли второй половине, сохраняя верность уважению к женщинам.

«Да, мы хотим угощать вас шампанским и устрицами, покупать белье и драгоценности, дарить цветы и восхищаться вами. Звучит старомодно, но все эти желания пробуждаются в нас, едва мы начинаем ходить и говорить, — признавался актер Жан Дюжарден в одном из интервью. — Французам повезло — нам досталась прорва харизмы и сексуальный акцент в придачу. Возможно, дело в средиземноморском стиле жизни, вине, кухне и манере одеваться. Мы придерживаем дверь, подаем руку, встаем, когда дама садится за стол. Мы просто, черт возьми, знаем что делаем и всегда помним: lady first, и в сексе тоже. У французов, пожалуй, есть лишь один минус: мы обожаем жаловаться». Ах, дорогой Жан, какая, к черту, разница?

Искусство соблазнения: в чем секрет французских любовников? (фото 10)
Кадр из фильма «Долгая помолвка»

Картина дня

))}
Loading...
наверх