Свежие комментарии

  • Надя Котова
    Стать педиком и сделать карьеру... Быть или не быть? К сожалению и в российском шоу-бизнесе завлекают некоторых молод...«Монстр с лицом а...
  • Олег Викторов
    КОЗЁЛ ОН И ДЕРЬМО!!! СКОЛЬКИМ ТАЛАНТЛИВЫМ АКТРИСАМ ОТРАВИЛ И ИСПОРТИЛ ЖИЗНЬ!!!Почему первая жен...
  • Сергей Богатов
    В этом фильме она сыграла глазами,передав всю боль страдания.Очень убедительно и мощно создала образ Елизаветы Некрас...Почему первая жен...

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

«Луи де Фюнес»

М. Долинский, С. Черток. («Комики мирового экрана», Москва, из-во «Искусство», 1966 г.)

Сейчас его знают все. Едва он появляется на экране, отчаянно жестикулируя и строя уморительные гримасы, в зале раз-дается смех. Да, теперь-то он обласкан славой, публикой и прессой, которая даже присудила ему премию "Апельсин" - шутливый приз за вежливость и обходительность с репортерами. Словом, это звезда первой величины. И уже никто не вспоминает, что судьба долгое время была к нему неласкова: ведь по-настоящему его заметили и оценили сравнительно недавно, пожалуй, лишь после кар-тины Ле Шануа "Папа, мама, служанка и я". И тогда, еще забывая фамилию артиста, зрители стали узнавать его и, узнавая, улыбались авансом: "А, это тот самый, который играл соседа..."

Вероятно, с этого времени и нужно начать рассказ о Луи де Фюнесе, о его прошлом, настоящем и будущем. Составляя его гороскоп сегодня, астрологи, конечно, сумели бы доказать, что успех был неизбежен и пришел к нему точно по звездному расписанию. Можно представить себе, что после начальных кадров картины режиссера Ива Робера "Не пойман - не вор", где Луи де Фюнес с травинкой в зубах, словно веселый дух леса, выглядывает из-за дерева, они определили бы, что родился он под созвездием Фавна.

Не были бы забыты, разумеется, и две знаменательные даты, ясно указывающие на удачливость его судьбы: 1914 год - рождение, и 1945 год - приход в кинематограф. Однако, ничего не зная о грядущем счастье, сам он не только поздно начал, но и довольно долго считал себя неудачником.

До 1941 года, когда де Фюнес решил стать актером, поступив на специальные курсы, его биография никем пока не описана. Впрочем, известно, что и "до" и много "после " он не очень рассчитывал на Мельпомену, а работал коммивояжером, скорняком, счетоводом, декоратором... Время от времени пробовал выступать в кабаре, играл пустяковые роли в театре, но ни денег, ни удачи это не приносило. Потребовалось длительное испытание его верности искусству, участие в эпизодах семидесяти пяти (!) фильмов, прежде чем ему предложили главную роль в кино, а затем и в театре.

Чем только ни приходилось ему заниматься! Он играл любовников, привратников, художников, конферансье, бог знает кого еще. И из каждой самой банальной ситуации нужно было извлечь смех. Он делал что мог, полагаясь больше на себя, чем на ситуацию. А удача все не приходила. И, уже имея двух взрослых сыновей, он ходил в "способных молодых людях", считался "Подающим надежды". Наконец, перестав быть обычным неудачником в жизни, он нашел себя, сделавшись смешным неудачником на экране. Это случилось, когда де Фюнесу исполнилось сорок три года и он сыграл в фильме "Не пойман - не вор".

Его теперешний герой - это человек, возводящий свои постройки на песке, профессиональный неунывающий недотепа, считающий себя ловкачом и хитрецом. Этот герой традиционен, в его характере - черты многих предшественников. У него богатая наследственность и развесистое генеалогическое древо. Еще лукавые авторы фаблио создали персонажей, которые, плутуя, обманывая других, рыли яму самим себе, вечно попадая впросак.

А по другой линии герои де Фюнеса - прямые потомки Жиль Блаза, потому что авантюризм - у них в крови. Столь причудливое сочетание генов дало мировому кино многих великолепных комиков. Например, Тото. Однако между ним и де Фюнесом есть, помимо сходства, весьма существенная разница. Игра Тото - это высокая комедия, он своего рода Менахем-Мендл из предместья Рима или Неаполя, человек очень реальный, тип, выхваченный из жизни. И его смех неразделим с печалью.

Луи де Фюнес избрал другую задачу - развлекать, смешить, не заставляя всерьез задуматься. Он сам очень точно отдает себе в этом отчет: "Я торгую весельем с девяти утра и до семи вечера". Это меньше, чем делают другие, но в общем не так уж и мало. Его персонажи (и здесь мы снова должны вернуться к родословной) близки к условности народного театра, к Полишинелю, который силен тем, что, дурачась, заставляет смеяться над дураками. С дураками он - веселый победитель. Со всеми остальными - наивный плут, умудряющийся, выскочив из огня, обязательно угодить в полымя. Вереница таких незадачливых хитрецов прошла перед нами в фильмах де Фюнеса. И лишь в первой своей главной роли, в картине "Не пойман - не вор", начинающейся с того, что распахивается занавес кукольного театра и две марионетки - бродяга и полицейский - тузят друг друга, Фюнес, единственный раз за свою карьеру, оказывается "на коне". Для этого ему пришлось поселиться в городке Монпаньяре, весьма похожем на всемирно известный Клошмерль. Здесь, в "краю непуганных идиотов", вспоминают Декларацию прав человека, когда браконьера нужно допустить на конкурс рыбаков, здесь начальник тюрьмы может отправиться со своим заключенным в лес, чтобы очистить силки от незаконно пойманной дичи, здесь, наконец, газета "Пробуждение Монпаньяра" с пафосом восклицает: "Мы недаром брали Бастилию - мы требуем освобождения Блеро!" А Блеро и есть тот самый браконьер, смеющийся над законом и над глупцами, олицетворяющими этот закон, - недалеким мэром, балбесом-полицейским, чревоугодливым начальником тюрьмы. Но в его смехе почти нет издевки, скорее, добродушная ирония, которая в финале и вовсе сходит на нет, ибо Блеро даруется патент на добропорядочность, а после этого можно и не дразнить общество, тебя принявшее.

Начиная с этого фильма де Фюнес специализируется в двух профессиях - он играет или правонарушителя, или полицейского.

Почему именно эти двое неизменно оказываются комическими персонажами? Традиции балагана, ярмарочного театра в разных странах порождали героев очень схожих. И Петрушка, и Панч, и Пульчинелла, и, наконец, Полишинель - веселые плуты, враги порядка, возмутители спокойствия. Но порождения их забавны не столько сами по себе, сколько потому, что порядок, который им претит, - нелеп, закон - несовершенен, а спокойствие, - возмущаемое ими, - спокойствие обывательского болота. В этом и заключается причина, делающая смешными охранников, защитников, проводников закона. Конечно, балаганная традиция претерпела в кино изменения. Дело, пожалуй, даже не в специфике киноискусства, а в духе времени, во всеобщей ироничности, предполагающей несколько иные сюжетные ходы, иной облик героев. Однако, пристально вглядевшись в тех, кого изображает сегодня Луи де Фюнес, вы под современной маской обнаружите лицо доброго старого знакомого.

Повторяем: "Не пойман - не вор" - исключение. Обычно герой де Фюнеса, гонится ли он за преступником, надев полицейскую форму, или, наоборот, нашкодив, пытается играть в прятки с законом, неизменно оказывается в положении человека, сосватавшего друг с другом двух невест.

Исполнительный служака в "Жандарме из Сан-Тропеза" попадает в ситуацию, ставящую его чуть не на одну доску с похитителями ценной картины. Полицейский комиссар в "Прекрасной американке", проявляя неумеренное рвение, в конце концов оказывается в глупом положении. В "Фантомасе" каждая погоня комиссара Жува оборачивается комическим эффектом, и все приходится начинать сначала. В "Разине" хитроумно задуманная предводителем шайки контрабандистов - Луи де Фюнесом - комбинация оканчивается крахом.

Луи де Фюнес - актер буффонный. В стихии кинофарса он чувствует себя легко и свободно. Любопытно, что, когда его спрашивают, хочет ли он теперь играть в театре, де Фюнес отвечает: "Это не мое амплуа". Один из репортеров "Синемонда" задал артисту вопрос:

- Что если "Комеди Франсэз" предложит вам контракт?

- Я откажусь. Для "Мещанина во дворянстве" нужны округлость форм и широкие плечи.

Второй фразой он отшутился. А в первой был как будто совершенно искренен - он действительно откажется от контракта с "Комеди Франсэз", куда мечтают попасть очень многие. Но Луи де Фюнес умен, он хорошо знает свои возможности и видит разницу между стихиями чуждыми и близкими его таланту. Хотя артист никогда не работал в цирке, его игре присущи элементы клоунского искусства. Успех ему приносят прежде всего форсирование жеста и преувеличенность мимики. Каждый клоун придумывает себе маску. Когда-то и де Фюнес гримировался, наклеивал усы, надевал парик. Сейчас это ему не нужно, это, как правило, мешает, искажает самую удачную маску, которую он нашел, - его собственное, необычайно подвижное лицо.

Конечно, Луи де Фюнес - не первооткрыватель. До него так поступали многие, особенно американцы, принесшие в кино эксцентрику и клоунаду. Он - продолжатель традиции, но очень талантливый продолжатель, сумевший, в конце концов, утвердить свою актерскую индивидуальность.

Мы уже говорили: понадобилось семьдесят пять ролей, чтобы он обрел себя и его оценили режиссеры и зрители. В некоторых из этих ролей актер совсем незаметен - наверно, потому, что они были ему чужды. Вряд ли вы, например, помните Луи де Фюнеса в "Господине Такси". И не потому, что ему отпущены всего две реплики, а потому, что эти реплики, произнесенные в заземленной, бытовой манере, не дали возможности прибегнуть к главному оружию - комическому преувеличению. Шофер спрашивает уличного художника, почему деревья на его картине синие, художник разъясняет, что такими он их видит. Текст, хотя и с натяжкой, можно счесть забавным, но произносится он Луи де Фюнесом вяло и неинтересно. Зато, еще не зная имени актера, вы, вероятно, обратили внимание на экспансивного конферансье Альбера из кабаре "Радости жизни" в картине "Их было пятеро". Реплик у актера не больше, чем в "Господине Такси", но здесь есть простор для комикования. И он не упускает своего. Как смешно этот маленький, верткий конферансье в ужасе взмахивает руками, как забавно сморщивается от негодования его лицо!

Такая чересполосица весьма характерна для "раннего" де Фюнеса, если так можно выразиться, учитывая возраст, когда он начал. Но все-таки во многих эпизодах актер бывал чрезвычайно забавен. Мы видели его, например, в фильме "Бонифаций-сомнамбула", где главная роль принадлежала Фернанделю. Там Луи де Фюнес - еще сравнительно молодой, в пышном черном парике и пышных черных усах, появляется в роли мрачного любовника, которому помешали в самый ответственный момент: герой картины (его играет Фернандель) в сомнамбулическом состоянии залезает прямо в кровать к нежной паре. Надо видеть, как маленький Фюнес гоняется с ружьем по комнате за огромным Фернанделем, выкрикивая нелепые угрозы и сатанински хихикая! Это очень смешно, но, увы, мимика актера на бумаге непередаваема, и потому придется поверить на слово.

Говоря о картине "Не пойман - не вор", можно опираться на память зрителя. Вот они, типичные приемы де Фюнеса: Блеро, спрятавшийся под водой в одном исподнем, вдруг неистово, нервически начинает чесать пальцем в ухе; Блеро гримасничает и забавно пристукивает ногой в эпизоде состязания рыбаков Монпаньяра; низенький плотный Блеро лихо отплясывает на площади с высоченной породистой аристократкой... Этот пересказ может стать пересказом всего фильма, ибо для каждой сцены де Фюнес находит что-то неотразимо смешное.

Открыв секрет собственного комизма, услышав громовой смех зрителей, которые теперь уже с нетерпением ждут каждого его нового фильма, Луи де Фюнес почувствовал себя увереннее, раскованнее - и это ощущается в его последних картинах. Великолепная пара - флегматик Бурвиль и холерик де Фюнес - обрушила на нас в "Разине" каскад первоклассно выполненных трюков. Да что трюки! Зал неизменно хохочет и тогда, когда актеры просто беседуют между собой - настолько комичен сам контраст между простодушием Бурвиля и неуемной, взрывчатой экзальтацией плетущего интригу де Фюнеса. Не побоимся сказать, что именно участие де Фюнеса в "Фантомасе" придало этой картине ту необходимую долю ироничности, без которой вторичное появление на экране этого старого романа выглядело бы весьма странно и несовременно, несмотря на демонстрацию последних достижений техники вообще и кинотехники в частности.

Успех де Фюнеса настолько велик, что фильмы с его участием все чаще получают продолжение. Снимается вторая часть "Фантомаса", делается следующая серия "Жандарма из Сан-Тропеза". Жерар Ури, поставивший "Разиню", снимает с Бурвилем и де Фюнесом картину "Большой кутеж", в которой, в отличие от предыдущей, "чистой" комедии, явственно звучат антифашистские нотки. Бурвиль играет маляра, а де Фюнес - оперного дирижера. Эти люди помогают укрыться от немцев двум английским летчикам.

Мы знаем, каков де Фюнес на экране. А каков он в жизни? Как и многих комиков, его не назовешь весельчаком. "Я не люблю общества, - говорит он, - у меня мало друзей. Все свободное время, отдыхая от веселья, я провожу со своей семьей". Один из французских журналистов, придя брать к де Фюнесу интервью, с недоумением заметил: "Трудно представить себе, что этот маленький, очень серьезный человек заставляет смеяться всю Францию". Добавим: и весь мир.

источник

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

Луи де Фюнесу исполнилось бы 99 лет.

фото отсюда

Картина дня

))}
Loading...
наверх