Свежие комментарии

  • Ингерман Ланская
    Как крестница? а как же атеистический маразм в башке вовы ульянова? а сатанинские идеи в мозгах этого морального урод...Как крестница Лен...
  • Олег Викторов
    УДИВИТЕЛЬНЫЙ И ТАЛАНТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК!!!Как крестница Лен...
  • Run Николаева
    Один из самых любимых старых фильмов. Отличные актеры.Роль, сыгранная с...

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Помните Абдуллу из фильма «Белое солнце Пустыни», которого сыграл Кахи Кавсадзе. Если у Абдуллы был гарем из 9 жён, то Кахи не хватило времени, чтобы любить одну женщину. Кахи Кавсадзе должен был стать кем угодно, но не артистом. Он вырос в семье, где не только близкие, но и дальние родственники были музыкантами. Его отец, известный в Грузии режиссер и композитор Сандро Кавсадзе, еще совсем юным руководил хором в духовной семинарии, в которой пел Сталин. Спустя много лет они встретились на Декаде грузинской литературы и искусства в Москве. Сталин не забыл бывшего хормейстера и был очень удивлен, что тот ни о чем не просит отца народов. Тогда Иосиф напрямую спросил у Сандро, чего тот хочет лично для себя. И Кавсадзе попросил... трубку.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Сегодня эта реликвия хранится дома у Кахи Давидовича вместе с письмом от Сталина, которое получил его дед, когда лежал в Кремлевской больнице. В 1941 году Давид Кавсадзе ушел на фронт, а после Керченско-Феодосийского десанта его семье пришла похоронка. Однако она оказалась неверной – тяжело раненный Дато оказался в немецком плену, затем в концлагере. Весть об этом дошла до грузинских эмигрантов, проживавших в Париже, и им удалось с большим трудом освободить своего земляка.

После излечения Кавсадзе занялся близким ему делом – созданием печено-танцевального грузинского ансамбля. Получив разрешение немецкого командования, он отбирал для него под видом грузин-военнопленных немало лиц других национальностей, в том числе и без музыкальных способностей. В 1945 году, несмотря на предупреждения друзей, Дато решил вернуться домой, но его арестовали по дороге.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Детей исключили из музыкальной школы, семью выселили из престижного дома, а матери пришлось возвращать деньги, выплаченные за погибшего мужа. Несмотря на чрезвычайно сложные условия Кахи окончил математическую школу. Однако ни наукой, ни техникой ему заниматься не пришлось.Еще в школе он был приглашен на пробы к фильму, и хотя съемкам помешала спортивная травма, после получения аттестата он поступил в театральный институт в Тбилиси. На втором курсе Кахи познакомился с Беллой Мирианашвили. Кахи не решился подойди к Белле. Он не решался признаться ей в своих чувствах. Он ждал 12 лет! И только, когда Беле исполнилось 28 лет, они поженились.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Впервые я увидел мою будущую жену, когда учился на втором курсе Тбилисского театрального института. Белла Мирианашвили тоже была студенткой. В момент, когда я обратил на нее внимание, она разговаривала с по­другой, смеялась. И так эта девочка вошла в мою голову, что я никак не мог выбросить ее оттуда. А она жила своей жизнью, причем очень насыщенной, и до того дня, как мы смогли соединить наши судьбы, прошло долгих 12 лет. За это время Белла успешно снималась в кино, приобрела популярность. В Театре Руставели, где мы оба начали работать после института, она стала музой режиссера Михаила Туманишвили. Без Беллы он ничего не ставил. Все лучшие роли должна была играть только она!

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Я долго ждал, а потом Бог сказал: «Садись на коня и возьми сам что хочешь, если ты храбрый и сильный!».

Никогда в жизни я не сказал Белле заветной фразы «Я тебя люблю». Но вел себя так, что она все понимала без слов: угадывал то, что ей хочется, всегда оказывался там, где должен быть, берег ее… И предложения руки и сердца я ей не делал. Просто привел однажды в компанию своих друзей и сказал всем: «Познакомьтесь, это моя жена». Все обалдели. Она тоже. Затем мы вместе пришли ко мне домой, и те же слова я повторил моей маме. Потом к нам приехали ее и наши родственники. Это и была наша свадьба. И мы зажили вместе у нас дома.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Расписались официально, когда дети уже были большими. Они смеялись: «Мама выходит замуж!» Объясните мне, зачем регистрировать брак? Я не видел в этом смысла. Сколько раз наблюдал, как люди устраивали грандиозные свадебные торжества: церемонно ставили подписи в З­АГСах, накрывали великолепные столы на пол­­­­тысячи человек, а несколько месяцев спустя разводились. В общем, никогда не понимал этого идиотизма. По-моему, достаточно слова. Я л­ично сказал один раз — и, мне кажется, все, достаточно. Я и в дальнейшем не стал бы расписываться, просто штампы в паспортах нам с Беллой понадобились для оформления каких-то документов.

Одна жена — любит, одна — одежду шьёт, одна — пищу варит, одна — детей кормит, и всё одна?… Тяжело!

В 29 лет будучи беременной Белла заболела вирусным гриппом, но не желая навредить ребёнку не стала принимать антибиотики! После Рождения, через пару лет, Белла серьёзно заболела, и слегла.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Когда мы начали жить семьей, у Беллы уже была дочка от предыдущего брака — полуторагодовалая Нана, Нанука. Мы ждали еще ребенка, и Бог нам его дал. Но… случилось несчастье — не с ним, с его мамой. Будучи в положении, месяце на пятом, Белла заболела — тогда свирепствовал вирусный грипп. Так она с 40-градусной температурой пошла играть утренний спектакль — отменить его почему-то было невозможно. И Белла играла — на пуантах стояла, танцевала в балетной пачке… Ей бы не ходить на этот спектакль, отлежаться дня три-четыре. Полечилась бы домашними средствами, и, может, не случилось бы этой беды. Но она устроила организму дикую перегрузку, и дело усугубилось.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Началось воспаление легких. Антибиотики из-за беременности Белла принимать не стала — нельзя же навредить ребенку. К счастью, он родился здоровым, а вот свое здоровье жена подорвала основательно. Поначалу, когда она оправилась после болезни, все вроде было нормально. Но вдруг однажды жена говорит мне: «Знаешь, мне стало трудно двигаться. Особенно тяжело по лестнице подниматься…» Пошли к врачам — к одному, к другому. Все в один голос: «После родов так бывает, пройдет». Никто серьезно к этому не отнесся. Даже невропатолог. Тот, дурак, вообще сказал: «Да это ерунда какая-то» — и порекомендовал попить витамины. Так прошло по меньшей мере два года, и был пропущен начальный период тяжелейшей болезни — миелополирадикулоневрит, так она называется (одновременное поражение спинного мозга, корешков и периферических нервов конечностей; причина возникновения — чаще всего инфекция.)

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Хорошая жена, хороший дом — что еще надо человеку, чтобы встретить старость?

Изо всех сил Белла сопротивлялась болезни, боролась до последнего; преодолевая недуг, старалась как-то передвигаться. И никогда не жаловалась. Это просто фантастика! И в инвалидном кресле никогда не сидела; если надо было спуститься по лестнице к машине, я переносил ее на руках. Очень сильным и волевым человеком была моя жена. Однажды министр здравоохранения при встрече сказал ей: «Бедная Белла, мне вас так жаль!» Она улыбнулась: «Зачем меня жалеть? Не надо. У меня есть дети, любимый муж. И если я больна, это не значит, что я несчастна». Он пояснил: «Я сочувствую вам не потому, что вы больны, а потому, что все мы знаем: у вас такая болезнь, которую вылечить невозможно». Вот такое сказал этот академик — абсолютный дебил.

А Белла, несмотря ни на что, жила полной жизнью: общалась с людьми, держала семью, принимала гостей. При такой жесточайшей болезни, практически не двигаясь, она ухитрялась так все устроить, так организовать, что они жили в идеальном порядке, каждая вещь имела свое место. И если требовалось что-то найти, Белла безошибочно указывала полку, на которой это лежало.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Как-то были мы в гостях, где я, выпив, с кем-то сцепился. Словом, пошухарил. Мы приехали домой, она мне ничего не говорит, молчит, а мне хочется, чтобы она мне сказала: «Как тебе не стыдно!», чтобы ответить: «Чего это мне должно быть стыдно!» Но она молчит. Молчит и на следующий день, только через три дня, когда у меня хорошее настроение и я уже забыл, что там было, она мне говорит: «Как тебе не стыдно. Такой большой уважаемый мужчина и напал на человека». И вот тут мне стало стыдно.

Джамиля, ты была моей любимой женой, почему ты не умерла?

Летом 1992-го Каха снимался в Москве. Каждый день звонил Белле. Как обычно, соединился с ней и 26 августа. И вдруг услышал, как она тихо, очень медленно, трудно выдохнула в т­рубку: «Мне плохо. При-ез-жай…» Утром следующего дня он был возле нее. Ровно через сутки Беллы не стало. 28 августа в 6 часов утра. Она просто заснула. Последнее, что сказала, прежде чем уйти насовсем: «Оставьте меня в покое, не лишайте блаженства». По-русски произнесла эти слова.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Вот меня как-то спросили: «Вы полюбили свою жену успешной, красивой, блистающей в жизни и творчестве. Но все изменилось, и рядом с вами оказался тяжелобольной человек, в то время как вы, наоборот, приобретали известность, были обласканы вниманием поклонников, одарены наградами и званиями. Так почему вы не ушли аккуратно в сторону, а остались с Беллой?» Тогда я не нашелся что ответить, потому что для меня все было настолько очевидным. А сейчас могу сказать: встретив Беллу, я понял, что именно с ней мне будет очень хорошо, никого лучше для меня не может быть и это счастье надо оберегать. И как умел охранял его и берег. И всегда, каждое мгновение жизни был с ней рядом. Как в радости, так и в беде. Я не считал это подвигом, что был рядом. Просто очень любил жену. Хотя я ни разу не признался ей в любви. Честно. Такой уж я человек. Я и маме своей впервые сказал, что люблю, перед ее смертью. Мама умерла у меня на руках. В последнюю минуту она посветлела лицом. Смотрела не на меня, а куда-то в сторону. Говорят, перед уходом люди начинают видеть близких, которые ушли раньше. «Даташка!» – вдруг негромко позвала мама. Даташка – это было домашнее прозвище моего давно умершего отца. Я наклонился, впервые поцеловал ее и сказал громко, чтобы она услышала: «Мама, спасибо тебе за все. Я тебя очень люблю».

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Беллу всегда очень любили родные Кахи, потому что она действительно была необыкновенным человеком. Но после ее ухода прошло много времени, и теперь они переживают за него. Особенно двоюродные сестры. «Надо тебе строить новую жизнь. Беллы давно нет, а вокруг столько достойных одиноких женщин, которые рады были бы скрасить твое одиночество. Ты должен жениться…» - твердят они ему.

Я слушаю их, все понимаю, но… Не знаю, сумею ли я правильно выразить свою мысль… Видите ли, я не люблю лгать, скрывать что-то, и когда все-таки приходится, испытываю ужасный дискомфорт. Ну не хочу я всю оставшуюся жизнь фальшивить. И чтобы этого не было, предпочитаю продолжать жить так, как живу сейчас. Наверное, я неправ, но, по мне, пусть все остается как есть. Мне кажется, от этого всем будет только лучше.

Черное солнце пустынной души! Трагичная любовь Абдуллы!

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх