Последние комментарии

  • walter lerche18 сентября, 16:53
    В одном фильме, где он прекрасно исполнил роль подпольщика он произнёс по моему слова хорошо описывающие тяжёлые врем...Как выглядел в молодости, и какие роли играл забавный старик из фильмов 90-ых Владимир Кашпур
  • владимир рябченко18 сентября, 16:31
    так это скорее НОРМА, чем печаль... заметно ПОПСА уходит...Как выглядел в молодости, и какие роли играл забавный старик из фильмов 90-ых Владимир Кашпур
  • Татьяна Браун18 сентября, 15:53
    Прекрасный актер " И сколько талантливых актеров было в Союзе! Может поэтому и хочется смотреть и пересматривать сове...Как выглядел в молодости, и какие роли играл забавный старик из фильмов 90-ых Владимир Кашпур

Луиза Райнер -104 года!


Луиза Райнер- немецкая актриса, первая иностранная трагическая актриса, которая, попав в Голливуд, почти сразу выиграла Оскар. 2-кратная обладательница Оскара, она является самой старой из живых победителей Оскара (ей уже 104 года).

 

      Луиза Райнер родилась 12 января 1910 года в Дюссельдорфе, Германия, в процветающей еврейской семье Генриха Райнера и его супруга Эмми (урожденная Koenigsberger).

Луиза получила образование в Вене. Дебютировала Луиза в 1928 году на сцене театра «Дюмон» в Дюссельдорфе. Она играла успешно в различных пьесах Джорджа Бернарда Шоу, Шекспира, Луиджи Пиранделло и конечно мимо такого дарования не мог пройти знаменитый режиссер Маркс Рейнхард, который ее заметил и, в конечном итоге, она стала членом его венского театра. Как сама актриса рассказала в своем интервью в 1997 году: «Я, должно быть, была очень одаренной, и он слышал обо мне. Он хотел, чтобы я была частью его театра». Несколько лет она развивается как актриса под его опекой. Став популярной актрисой театра в начале 30-х годов, она обладала природным талантом и участвовала в постановках Рейнхарда, которые требовали импрессионисткого стиля действия.


     Свой экранный дебют Луиза начала на немецком экране, снявшись в роли подростка, впрочем, как и в трех последующих, прежде чем была обнаружена в 1935 бойскаутом по розыску талантов для MGM (специально созданная на студии группа агентов, разыскивающих новые лица и талантливых исполнителей), который почувствовал, что она могла бы завоевать ту же самую аудитории, что и Грета Гарбо, тогда одна из их самых успешных кинозвезд. Карьера ее в Европе внезапно была прервана, когда к власти пришел Гитлер. С его порочным антисемитизмом и введением полицейского государства Гитлер предсталял угрозу для всех европейских евреев. Райнер, видимо, это хорошо понимала, потому что, не задумываясь, подписала пердложенный ей семилетний контракт с американской киностудией МGМ. Будучи еврейкой, в преддверии Аншлюса, Райнер была вынуждена уехать в 1935 году в Голливуд. Так 25-ти летняя актриса эмигрировала в Соединенные Штаты.

The Good Earth, Luise Rainer, 1937 Premium Poster
     Переехав в Голливуд она, начала изучать английский в соответствии с Констанс Кольер. При содействии Луиса Б. Майера она снялась в нескольких крупных проектах его студии Metro-Goldwyn-Mayer: «Великий Зигфельд» (1936), «Добрая земля» (1937) и «Большой вальс» (1938).
     Ее американский кинодебют состоялся в 1935 году в фильме «Escapade», ремейке немецкого фильма «Маскарад» (1934), в котором она заменила Мирну Лой, первоначально намеченную на эту роль. Ей повезло изначально, потому что ее партнером по фильму был известный и крупный актер Уильям Пауэлл, который сразу взял ее под опеку, обучая как необходимо вести себя перед камерой, чтобы не оказаться отодвинутой на задний план. И Райнер с теплотой вспоминает Пауэлла, называя его «дорогой мне человек», который не только опекал ее но и способствовал ее продвижению. Он сам пошел к боссу студии Луису Майеру и сказал: «Ты должен помочь ей стать звездой, иначе я буду выглядеть идиотом». Во время съемок фильма Луиза познакомилась с драматургом Клиффордом Одетсом, за которого затем и вышла замуж в 1937 году. Правда, их союз не стал счастливым.
     А следующим фильмом, опять же в главной роли с Пауэллом, был «Великий Зигфилд» (1936). Биографический фильм о человеке, который впервые поставил на Бродвее впечатляющие, порой помпезные, музыкальные шоу. Райнер играла его гражданскую жену Анну Хелд. Фильм был большим хитом и выиграл Оскар в номинации «Лучший фильм». За свою роль Луиза тоже была награждена первым из своих двух Оскаров, как «Лучшая актриса». Награждение имело весьма противоречивый характер, поскольку Райнер была относительно неизвестной актрисой, к тому же ее роль была сравнительно небольшой и не такой уж значительной (как она сама сказала, что из фильма ей запомнился только «эпизод с телефоном»). Она обошла даже Норму Ширер в фильме «Ромео и Джульетта» (а это была ее пятая номинация), Кэррол Ломбард (звезду экрана) в фильме «Мой слуга Годфри» и Ирэн Данн в фильме «Теодора становится необузданной» (ее вторая номинация). Правда все фильмы были производства MGM и, понятно, что «своя рука владыка», студия выставила ее главным игроком на получение награды, а затем всем своим составом проголосовала за нее. Раздавались отдельные голоса протеста, не являющиеся членами Академии, против Луиса Майера за его способность манипулировать голосами Академии. Другие критики ее награды, заявляли, что присуждение Оскара является результатом того, что члены Академии были заворожены впечатляюще большим неоправданным бюджетом фильма ($2 миллиона), а не ее игрой. Правда, большинство согласились, что в сцене, когда Луиза надломленная и с разбитым сердцем, но собрав свою волю, поздравляет Зигфилда с предстоящим браком на другой по телефону и пытается сохранить самообладание и достоинство, достойна восхищения. Камеры полностью сосредоточены на Райнер и видно малейшее движение эмоций на ее лице. Сыграно было настолько сильно, что и спустя 70 лет эта сцена остается одной из самых сильных в истории кино. Может быть другая актриса, играющая Анну, могла
бы
сыграть сцену слащаво, но Райнер сумела перенести всю трогательность сцены на пленку. Как бы там ни было, а награда была у Райнер, за что она мило поблагодарила на церемонии присуждения всех принимавших участие в ее карьере.
     Правда, спустя 60 лет после выхода фильма, сама Райнер отозвалась о своей работе довольно-таки пренебрежительно: «Я никогда и ничем не гордилась, я делала только то, что делали остальные. Чтобы сделать фильм - позвольте мне вам объяснить - это как родить ребенка. Вы трудитесь, трудитесь, трудитесь и затем он становится взрослым и живет отдельно от вас. И чем гордиться - рождением младенца? Нет. Каждая корова может это сделать».


     А в следующем году Луиза Райнер сыграла с легендарным Полом Муни в картине «Благословенная земля» (1937) и получила второй Оскар. Картина имела успех, который коренился в его реализме и реализм был увеличен игрой Райнер. Фильм рассказывал о жизни китайских крестьян и вначале на роль хотели поставить китайско-американскую актрису Анну Мэй Вонг. Но продюсер Талберг (это был его последний фильм, он внезапно скончался во время съемок), предвидя сопротивление государственной цензуры, согласно Кодексу Хейса (который не позволял даже намека на смешение расс между китаянкой и белым актером, пусть даже с гримом), отбросил эту мысль и на роль поставил Райнер. В конце 90-х Райнер тепло вспоминала директора Сидни Франклина, отзываясь о нем как о «замечательном» и пояснила, что она работала, используя технику, подобную «Методике», разработанной со своими партнерами из театра ее мужа «Group Theatre». «Я работала с внутренней стороной характера, взглядом внутрь. Это не для меня накладывать на лицо тяжелый грим или делать это маскарадом. Я хотела показать характер изнутри. Я знала, что я хотела делать и он позволил мне это сделать».
     Своим постоянно опущеным долу взгдядом, как бы всматривающимся внутрь и к чему-то прислушивающимся, чуть скособоченной миниатюрной фигуркой она сумела передать характер китайской крестьянки, бывшей рабыни, с результатом даже выше, чем Мирна Лой в роли китаянки в «Маске Фу Манчу» (1932) или Кетрин Хепберн в «Потомстве дракона» (1944).


За эти роли она выиграла два Оскара подряд. Она была первой, кто получил подряд два Оскара и была первой, получившей награждение прежде, чем перейти 30 летний рубеж. Такой успех был беспрецедентен для иностранки. Райнер позже описала победу двух Оскаров как «худшую вещь», которая могла случиться с ее карьерой и назвала это «оскаровским проклятьем».
     Критик Джеймс Эгет восхитился работой Райнер в «Доброй Земле» и описал это как «изящное предоставление», однако она была раскритикована в обзорах публикациями, такими как «Picturegoer». Критик Макс Брин написал: «...может быть, Академия была ослеплена известностью студии, или же есть «нечто» в ее двух очень ограниченных действиях в этих фильмах, что не возможно было рассмотреть простым смертным, и это «нечто» превысило все сделанное непосредственно Гарбо?» Брин был среди тех критиков, которые были возмущены, что работа Греты Гарбо в «Даме с камелиями» (Camille) была пропущена в пользу Райнер.
     Актриса снялась еще в нескольких фильмах после 1938, но это были неудачные роли и слабые фильмы. Она вспоминала, что Майер «не знал, что со мной делать, а то, что делал для меня - так недовольна была я. Я была на сцене с большими художниками, и все было так замечательно. Я была в репертуаре театра, и каждую ночь я играла что другое».
Райнер предложила сыграть Нору в фильме по постановке Ибсена «Кукольный дом», или сыграть мадам Кюри, но вместо этого Майер - после смерти Талберга имевший полный контроль над студией - предложил ей сняться в фильме «Жена-игрушка» (The Toy Wife, 1938). В фильме, которому Луиза на самом деле была рада, поскольку она снималась со звездой, интеллектуально и политически просвещенным Мелвином Дугласом. Она впоминает покойного Дугласа, дважды победителя Оскара как и сама, как своего любимого ведущего актера: «Он был умным, и он интересовался также и другими вещами, помимо актерства».


     Ее проблемы, связанные с культурой Голливуда, или отсутствия как таковой, все углубляются. Отсутствие интеллектуального общения ее удручало. Она вынуждена была работать в месте, где материальное занимало главенствующее место: например заботы звезд о том «кто и как одет» или «что подавали на званом обеде» имело первостепенное значение. Как она рассказывает: «Вскоре после того, как я приехала в Голливуд, по некоторым причинам я была на завтраке с Робертом Тэйлором и когда я спросила его: «Каковы ваши идеи или что вы хотите делать»,- и его ответ заключался в том, что «...он хочет иметь 10 хороших, элегантных костюмов всех видов, и это было его идеей. Я практически упала под стол».
     MGM вместе с другим обладателем Оскара Спенсером Трейси поставил ее на роль в фильме «Большой город» (Big City, 1937), фильм о конфликте между соперничающими водителями такси. В памяти фильм вызывал у нее омерзение: «Предполагается это не плохой фильм. Но я думаю, что он был плохим фильмом!» Она была также снята в «The Emperor's Candlesticks» (1937), третье ее сотрудничество совместно со звездой Уильямом Пауэллом, но кино ей не нравится, так как она не понимает его. После того, как вышел в свет «Большой вальс» (The Great Waltz, 1938) и «Драматическая школа» (Dramatic School, 1938), ее карьера фактически прервалась. Она больше никогда не сделала ни одного фильма для MGM.
     «Мне пришлось уйти», - вспоминает она о Голливуде: «Я не могла воспринять эту общую концентрацию на самой себе: интервью о себе, выставлять саму себя, хвалить саму себя. Я хотела бы учиться, и жить, чтоб идти в ногу со всем миром, научиться видеть вещи в истинном свете, а Голливуд представляется в этом виде мне весьма узок».


     Она отказалась быть стереотипной или признать поражение в Системе студии, а глава студии Луис Майер был неприятно поражен ее требованиям и притязанием на серьезные роли. Кроме того, она начала бороться за более высокую зарплату, и о ней стали говорить как о трудной и темпераментной актрисе. Еще до начала войны, Райнер была очень обеспокоена состоянием дел в мире, и она не может выполнять эскапистские мелочи, на что MGM хотела ее бросить. Когда она заявила протест, Майер сказал Райнер что, если она игнорирует его, он будет блокировать ее работу в Голливуде. Когда она потребовала серьезные роли, легендарный Луис Майер в ярости ей пообещал: «вы никогда не будете работать в этом городе снова».

     MGM освободила Райнер от подписанных с нею контрактов. Разочарованная в Голливуде, где она как позже сказала «было невозможно иметь интеллектуальную беседу», она переедет в Нью-Йорк, чтобы жить со своим мужем, известным драматургом Клиффордом Одетсом, за которого она вышла замуж в 1937. Однако семейная жизнь Луизы, видимо, также не заладилась: «Брак был для нас обоих провалом - позже вспоминала Луиза.- Он хотел, чтобы я была его женой и большой актрисой одновременно. Как-то я не смогла выполнить все это». Они развелись три года спустя, после выяснения «бурных отношений», как заметила Райнер, и, по крайней мере, одиного аборта по настоянию мужа.


     Райнер дебютировала в Великобритании 1 мая 1939 года на театральной сцене «Дворцового театра» города Манчестера. Она играет роль Франсуазы в пьесе Жака Деваля «Behold the Bridge». Через месяц она вернется в Америку и состоится ее бродвейский дебют в спектакле «Поцелуй для Золушки», режиссера Ли Страсберга, который открылся в театре «Музыкальная шкатулка» 10 марта 1942 года и был закрыт 18 апреля после 48 спектаклей.
     «Голливуд - очень странное место»,- скажет она позднее. «Для меня это был огромный отель с огромной дверью, напоминающую ротонду. С одной стороны, люди входили с высоко поднятой головой и очень скоро они выходили по другую сторону, с повисшей и опущенной головой». Ее разочарование в Голливуде было настолько полным, что она бросила сниматься в конце 30-х годов и появилась на экране в единственном фильме «Заложники» (Hostages, 1943) для Paramount.
     Во время Второй Мировой войны Райнер работала в акции по распостранению облигаций военного займа с Элеанор Рузвельт и подготовке митингов, а затем отправилась в турне по Северной Африке и Италии за армией в составе специальных групп, созданных для поддержания и поднятия морального духа войск. «Не было ни одной женщины, за исключением нескольких медсестер, - вспоминала она - которые могли быть партнерами по танцу для солдат. На Рождественскую ночь, я танцевала с разными ребятами от раненых, до пораженных всевозможными язвами. И вдруг я почувствовала: что сейчас не время стесняться. Вот они имеют физические недостатки и ведут себя нормально. Я должна дать себе установку: я не хочу быть застенчивой и я не хотела бы оказаться от этого вдали. Это турне по Африке и Италии во время войны было большим уроком для меня». Полученный опыт изменил ее жизнь, позволив ей преодолеть ее природную робость, помог ей понять, что существуют более важные вещи, чем сниматься в кино, в котором она реализовалась, к счастью, в полной мере.


     И хотя в 1940 году она получила гражданское подданство США, в 1944 году Райнер оставила Голливуд. Она уезжает в Великобританию, выйдя замуж за состоятельного человека, издателя Роберта Книттела и большую часть их брака проживает или там, или в Швейцарии. Ее муж умер в 1989 году. Они имеют одну дочь, известную как Франческа Книттел-Боуйером. Райнер проживает в квартире, которая по слухам когда-то принадлежала Вивьен Ли.
     В настоящее время Райнер живет в Великобритании. Это с ее лёгкой руки появилось представление об «оскаровском проклятии»: выиграв заветную статуэтку, актер уже не может сыграть ничего путного.
     Райнер-прежнему пренебрежительно относится к Премии Оскар: «Я не могу смотреть на церемонию», - сказала она в одном интервью: «Каждый благодарит мать, отца своего, своих дедушек и бабушек, своих медсестер - это сумасшедствие».
Она обвиняет студию и Майера за быстрый спад в своей карьере: «То, что они сделали со мной, поломало мне очень многое», - сказала она в интервью 1997 года: «Я приехала из Европы, где работала с прекрасной театральной труппой, что бы работать и работать хорошо. Я естественно мечтала, подобно каждому, что могу воплотить на экране что-то очень хорошо, но после того, как мне вручили две награды подряд, студия решила, что не имеет значения то, как меня использовать».


     В возрасте 87 лет Райнер неожиданно вернулась в кино, сыграв в венгерской киноверсии романа Достоевского «Игрок» (1997). Ее выход на вынужденную пенсию длился 53 года. Однако в 1960 году она получила заманчивое предложение от Федерико Феллини сняться в фильме «Сладкая жизнь». И хотя она восхищалась им как режиссером, ее не устроил сценарий, хотя одна сцена была написана специально для нее. Она просит переделать эту сцену. В конечном итоге Феллини отбросил идею снять ее, к ее великому сожалению. Иногда Райнер играла на сцене. Она сделала еще один выход на сцену Бродвея вместе со Стивеном Хиллом в 1950, в постановке пьесы Ибсена «Дама с моря», режиссером которого был Сэм Уэнэмекер. Пьеса имела прочный успех. Но она была занята всего в 16 спектаклях. «Я была в Америке наездами, - расскажет она - это вовсе не означает, что я не люблю своей профессии, все то время, что я принимала участие дало мне огромное счастье и удовлетворение». Райнер не сожалеет, что не стала звездой, какой она могла бы стать. Она пережила всех легендарных див своего времени, «что, вероятно, является наилучшим реваншем за потерю ее карьеры»,- было сказано в одном из очерков об этой несостоявшейся великой актрисе.

     Когда Академия постановила вернуть прошлых победителей Оскара в 1997 году и в 2003 году для своего «Семейного альбома обладателей Оскаров», несмотря на ослабленное здоровье, г-жа Райнер с радостью согласилась принять участие в обеих церемониях, отметив: «Если я никогда не появлюсь, они будут думать, что я умерла».
     Все эти годы Райнер говорит, что она вне политики, однако она с готовностью признавала свою озабоченность в связи с ситуацией в Югославии. Она открыто критикует военные бомбардировки в Косово: «Как вы можете закрывать на это глаза, хотя это не имеет ничего общего со мной? Я не говорю о политике. Политика это страшная вещь. Каждый хочет власти».

     Живя вдали от Голливуда все эти годы, она упрямо продолжает к нему негативно относиться, особенно по поводу «скорости и убийства», во многих американских фильмах. «Я была в самолете и там показали фильм, хуже которого я не видела. В нем речь шла о конце света. Армагеддон... Вы посмотрите, акцент-то сделан на то, чтобы как можно больше испугать людей? И это искусство?» «Если бы я смогла сыграть историю, которая имеет смысл, я бы ее исполнила», - добавила Райнер.
     «Моя жизнь была замечательной. Я видела много, я жила много, я встретила много хороших людей. Я имела замечательного мужа 45 лет. Мне очень повезло в том, что я соприкоснулась с множеством людей, которые имели смысл в жизни».
     Луиза Райнер имеет Звезду на Голливудской Аллее Славы.


источник

'

Популярное

))}
Loading...
наверх