Трогательный и отталкивающий Родион из «Москва слезам не верит», актер был полным антиподом своего героя

Наивный романтик с задумчивыми глазами, таким запомнили прекрасного Юрия Николаевича Васильева коллеги и близкие. А вот в памяти зрителя, по злой иронии судьбы, он остался как Родион из мелодрамы Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Его герой крайне неприятный субъект, причинивший героям много горя не по злодейскому умыслу, а по своим личным качествам отвратительным любому достойному человеку. Хотя актер наделил этого персонажа своим мужским обаянием. В результате он не выглядит таким уж отвратительным и ему хочется сопереживать.

Трогательный и отталкивающий Родион из «Москва слезам не верит», актер был полным антиподом своего героя, изображение №2
 

Сам же актер за всю свою жизнь ни сотворил, ни одного поступка за который могло бы быть стыдно, это был добрый и деликатный человек. Его трогательная глубина, элегантность и идеальное чувство вкуса завораживали не только зрителей, но и коллег по сцене или съемочной площадке.

Трогательный и отталкивающий Родион из «Москва слезам не верит», актер был полным антиподом своего героя, изображение №3
 

Судьбоносным для Васильева стал двадцатый год его жизни. Во время отдыха на Черном море, выпускник ГИТИСа познакомился с начинающей актрисой Нелли Корниенко. Вскоре молодые люди оформили свои отношения и вместе пришли работать в Малый Театр. В театре они стали не только ведущими актерами, но и всеобщими любимцами. Все 40 лет своей творческой жизни Юрий неизменно был актером легендарного Малого театра. Свои первые роли в кино они тоже сыграли в весте в драме «Ловцы губок».

Трогательный и отталкивающий Родион из «Москва слезам не верит», актер был полным антиподом своего героя, изображение №4
 

Юрий Васильев был полной противоположностью своего самого известного киногероя Родиона, это был добропорядочный семьянин и заботливый отец. Жизнь актера можно было назвать счастливой, удовлетворение от любимой работы, любящая семья, уважение коллег. Свободное время он с семьей проводил в деревне, где своими руками построил дом, и с огромным удовольствием вел хозяйство.

Трогательный и отталкивающий Родион из «Москва слезам не верит», актер был полным антиподом своего героя, изображение №5
 

Всесоюзную известность актеру принесла главная роль в фильме Сергея Герасимова «Журналист». Они с экранной возлюбленной Галиной Польских, смотрелись настолько убедительно, что даже профессиональная актриса, жена Васильева, пила на премьере валерьянку. Что уж говорить о тронутых до глубины души зрителях.

Трогательный и отталкивающий Родион из «Москва слезам не верит», актер был полным антиподом своего героя, изображение №6
 

После успеха «Журналиста» посыпались предложения новых ролей. Юрий был крайне разборчив, и отказывался от участия в фильмах не соответствующих его представлению об искусстве. Это вызывала неприязнь в режиссерской среде. Поэтому фильмография актера не так богата, как могла бы быть. Помимо «Журналиста» и «Москвы» можно вспомнить его князя Орловского из «Летучей мыши» и инженера Мячкина в производственной киноповести «Коней на переправе не меняют».

Трогательный и отталкивающий Родион из «Москва слезам не верит», актер был полным антиподом своего героя, изображение №7
 

Актер регулярно занимался спортом, он находился в прекрасной физической форме и готовился пышно отметить шестидесятилетний юбилей. Однако работа актера крайне нервная, а Юрий держал весь негатив в себе, не изливая наружу. В результате доброе и измученное сердце актера не выдержало и остановилось.

Трогательный и отталкивающий Родион из «Москва слезам не верит», актер был полным антиподом своего героя, изображение №8

Культовому фильму «Город грехов» — 15 лет

Красота, зверство и две дюжины звезд — самое интересное о широкоэкранном переводе графических новелл Фрэнка Миллера

15 лет назад в прокат вышел «Город грехов», жестокий нео-нуар с армией звезд, показавший, какими бывают адаптации комиксов за несколько лет до того, как графические новеллы захватили Голливуд. Кинокритик ELLE рассказывает, как появился на свет и чем примечателен фильм Роберта Родригеса, Фрэнка Миллера и заглянувшего к ним на огонек Квентина Тарантино.

Зал славы: 15 лет «Городу грехов» (фото 1)

ПРЕДЫСТОРИЯ

Вдохновленный одноименным циклом комиксов Фрэнка Миллера «Город грехов» стал одним из самых успешных фильмов в карьере Роберта Родригеса.

Хотя он при этом чуть было не отказался от авторства. Дело в том, что «Город грехов» с самого начала был коллаборацией Миллера и Родригеса, и Роберт, считавший фильм «не столько адаптацией, сколько переводом» графических новелл Фрэнка, настаивал на том, что у него два режиссера. Когда эта формулировка не устроила режиссерскую гильдию, Родригес хотел объявить единственным постановщиком «Города грехов» своего напарника, но с этим не согласился уже Миллер.

Зал славы: 15 лет «Городу грехов» (фото 3)
Зал славы: 15 лет «Городу грехов» (фото 4)

В итоге самый независимый из голливудских режиссеров отказался от членства в гильдии (и, как следствие, работы над 300-миллионным «Джоном Картером»), но настоял на своем. Свой бескомпромиссный творческий метод — брать на себя как можно обязанностей, но уметь делиться славой, не экономить на звездах, не раздувая бюджет, — Родригес оттачивал годами, но именно «Город грехов» стал его кульминацией. Собрав две дюжины состоявшихся и восходящих звезд, от Брюса Уиллиса и Микки Рурка до Джессики Альбы и Алексис Бледел, режиссер не стал с ними церемониться. Актеры работали за малые доли своих обычных гонораров и прятались под несколькими слоями зачастую немилосердного грима, а почти всех актрис еще и попросили раздеться. Искусство требует жертв, а Родригес твердо вознамерился сделать из комиксов Миллера именно произведение искусства — дико кровавый и страшно красивый нео-нуар о героях, которые не боятся смерти, и злодеях, подлость которых не знает границ. Совместное визионерство Роберта и Фрэнка было оценено по достоинству: «Город грехов» стал хитом проката, до кучи получив еще и технический гран-при Каннского кинофестиваля за «визуальный шейпинг».

Зал славы: 15 лет «Городу грехов» (фото 6)

ПОСЛЕДСТВИЯ

Фундаментальное достоинство «Города грехов» всегда состояло в его визуальном совершенстве: сделанный за 40 миллионов фильм выглядел на все 150. За три года до премьер «Темного рыцаря» и «Железного человека» экранизации комиксов еще не превратились в хлеб и соль мультиплексов, но представление о том, как они обычно выглядят, было у многих: примерно как вышедшая в том же 2005-м «Фантастическая четверка» с той же Джессикой Альбой. «Город грехов» выглядел совершенно иначе. Альба, Розарио Доусон, Карла Гуджино и Джейми Кинг напоминали не супергероинь, но античных богинь или воительниц. (Характерно, что эстетику фильма удалось развить и улучшить только снятому по другому миллеровскому комиксу-блокбастеру «300 спартанцев».)

Зал славы: 15 лет «Городу грехов» (фото 8)

А разница между героями и злодеями казалась как никогда номинальной — всерьез отличало их лишь то, что первым не нравилось, когда обижают женщин. Не мультипликационное, но реалистичное, будничное насилие в адрес большинства героинь (больше всего в «Городе грехов» везет тем, кого убивают сразу) и злоупотребление нарративом «дамочка в беде» беспокоили тогда — и откровенно коробят сейчас. «Город грехов» — фильм, успех которого был далеко не гарантированным и имел срок годности. Это отчасти подтвердил провал его 6-летней давности сиквела, который не спасла даже рожденная для образа femme fatale Ева Грин, и окончательно — смерти сразу четырех здешних звезд (Рутгера Хауэра, Пауэрса Бута, Майкла Кларка Данкана и Бриттани Мерфи). Но в свое время он стал откровением — и красотой, и зверством, и гонзо-перформансами голливудских тяжеловесов (чего стоит снятый Квентином Тарантино выход Бенисио дель Торо с полуотрубленной головой), и редкими, но меткими пятнами красного, желтого и зеленого цвета на монументальном миллеровском монохроме.

Картина дня

))}
Loading...
наверх