Свежие комментарии

  • gumar aydanov
    Надо же. Какая жаль . Актёр от бога , хоть и с амплуа, а было приятно смотреть фильмы с его участием.Печальный уход лю...
  • нина ромашкина
    А "Пиковая дама" со Стриженовым в роли Германа? Какие фильмы снимали для советского зрителя!Завораживающие ка...
  • нина ромашкина
    Да, прекрасный фильм "Всё остаётся людям". Сейчас таких не снимают.Печальный уход лю...

Лучшие комедии Юлиуша Махульского

Кадр из фильма «Сексмиссия», реж. Юлиуш Махульский, 1983. На фото: Ежи Штур и Ольгерд Лукашевич. Фото: киностудия «Кадр» / Национальная фильмотека/www.fototeka.fn.org.pl Кадр из фильма «Сексмиссия», реж. Юлиуш Махульский, 1983. На фото: Ежи Штур и Ольгерд Лукашевич. Фото: киностудия «Кадр» / Национальная фильмотека/www.fototeka.fn.org.pl

Дебютный полнометражный фильм Юлиуша Махульского вошел в историю польского кино, а его следующие картины только подтвердили, что он лучший польский комедиант своего поколения. Диалоги из его фильмов стали частью разговорного польского языка, а сам он — автором самых кассовых хитов польского кино. Culture.pl рассказывает о лучших фильмах Юлиуша Махульского.

«Я никогда не относил себя ни к каким группам», — сказал Махульский Барбаре Холлендер, автору книги "От Вайды до Комасы". — Такой у меня характер. Я не хотел выступать в хоре или быть одним из вагончиков, прицепленных к паровозу. К тому же, я не ощущал единства поколения».

В то время как в начале 80-х польское кино жило «моральным беспокойством», а режиссеры все чаще конфликтовали с системой, Махульский искал собственный путь. Он решил заполнить пробел в польском кино, снимая развлекательные фильмы по образцу американских комедий.

«Ва-банк», 1981

Kadr z filmu "Va bank", reżyseria: Juliusz Machulski. Na zdjęciu: Jan Machulski, fot. Polfilm / East NewsКадр из фильма «Ва-банк», реж. Юлиуш Махульский. На фото: Ян Махульский. Фото: Polfilm / East News

Сценарий своего дебютного фильма Махульский написал еще в 70-е годы.

Картину должен был снимать Януш Маевский, но у него не было времени заниматься текстом начинающего режиссера. Сценарий пришлось отложить. Студия «Тор» хотела отдать его Мареку Пивовскому, но Махульский решил, что снимет фильм сам. В 1981 году ему, при поддержке Ежи Кавалеровича, удалось снять «Ва-банк».

История медвежатника Квинто (Ян Махульский), который после освобождения из тюрьмы решает отомстить банкиру Крамеру (Леонард Петрашак), из-за которого попал за решетку, доказала, что и в Польше можно снять жанровое кино в американском стиле. Махульский избегал политических аналогий и перенес действие в 30-е годы ХХ века, а криминальный сюжет снабдил комедийными элементами.

Критики были в восторге:

За исключением лишней сцены убийства на стадионе (лишней, потому что она словно взята из какого-то другого, кровавого детектива), «Ва-банк» смотришь так, как американские фильмы, обросшие традициями, специалистами и долларами — то есть без минуты скуки, легко, с напряжением и с улыбкой одновременно. Времена сейчас тяжелые, а «Ва-банк» — это развлечение на высоком уровне, развлечение, которое можно назвать искусством. Это уже немало», — писал один из рецензентов. (цитируется по Filmpolski.pl).

«Ва-банк» стал для Юлиуша Махульского началом карьеры в большом кино. Режиссера начали приглашать на фестивали. Именно благодаря своему дебютному фильму в январе 1982 года Махульский попал на первый Международный кинофестиваль в Маниле. Его картину показывали в конкурсе вместе с фильмами Франсуа Трюффо, Питера Уира и Карела Рейша. Поскольку в Польше незадолго до этого было введено военное положение, на фестивале ожидали увидеть ленту, содержащую политические аллюзии. Но в «Ва-банке» было нечто иное — увлекательная интрига, которая обеспечивала прекрасное развлечение. Махульский получил премию за дебют и заодно, наблюдая реакцию азиатских зрителей, понял, что «кино не знает ни границ, ни военного положения».

«Сексмиссия», 1983

Ежи Штур и Ольгерд Лукашевич в фильме «Сексмиссия», реж. Юлиуш Махульский, 1983. Фото: киностудия «Кадр» / Национальная фильмотека / www.fototeka.fn.org.pl Ежи Штур и Ольгерд Лукашевич в фильме «Сексмиссия», реж. Юлиуш Махульский, 1983. Фото: киностудия «Кадр» / Национальная фильмотека / www.fototeka.fn.org.pl

Следующий фильм Махульского оказался несколько более «политическим». И еще более смешным. В 1983 году, всего два года спустя после премьеры «Ва-банка», Махульский снял «Сексмиссию» (в советском прокате фильм показывали под названием «Новые амазонки» — прим.ред.). Эту комедию в стиле научной фантастики в кино посмотрело более 11 миллионов поляков. Фильм стал одним из самых кассовых в истории польского кинематографа.

Не все ожидали такого успеха: Ежи Кавалерович, который тогда был начальником студии «Кадр», не хотел заниматься продукцией фильма. Он опасался, что у польского кинематографа недостаточно возможностей, чтобы снять научную фантастику. Кавалерович предлагал снимать фильм вместе с чешскими кинематографистами, но чехи по идеологическим соображениям отказались.

«Действие фильма происходит в 2044 году, когда в мире уже нет коммунизма. Чехи предложили перенести действие в 2344 год, но я не мог с этим согласиться», — писал режиссер в своей автобиографии.

Однако «Сексмиссия» все же появилась. И доказала, что успех «Ва-банка» был не простой случайностью, а подтверждением режиссерского таланта Махульского. История Макса (Ежи Штур) и Альберта (Ольгерд Лукашевич), которые ради научного эксперимента согласились на гибернацию, чтобы через несколько лет проснуться в полностью «женском» мире, оказалась необычным гибридом жанров. Фильм, в котором комедия сочетается с фантастической антиутопией, получился сатирой на тоталитарную систему и феминизм.

Фильм сразу же растащили на цитаты. «На восток! Там должна быть цивилизация!», «Здесь были наши», «А может, Мария Склодовская-Кюри тоже была женщиной?», «Темнота, вижу темноту!», «Нас, героев?! Электрошоком?!» и плаксивое восклицание Штура: «Баба меня бьет!», — эти выражения прочно укрепились в разговорном польском языке.

«Ва-банк II, или Ответный удар», 1984

После необыкновенного коммерческого успеха «Сексмиссии» планка, которую поставил себе Махульский, поднялась еще выше, чем после «Ва-банка». Режиссер решил снять фильм, который стал бы гарантией успеха и материалом для очередной увлекательной истории. В этом деле ему помогал отец, Ян Махульский, прекрасный актер, который всегда поддерживал сына.

Однажды весной 1984 года Махульский-старший позвонил сыну и попросил его немедленно приехать, чтобы встретиться с человеком, у которого якобы есть идея для очередного фильма. На месте Махульский увидел эксцентричного пожилого человека и его ассистентку, Маэстро и госпожу Ли, как он назвал их в своей автобиографии. Маэстро хотел, чтобы Махульский снял фильм о его...собаке, которая, по его словам, умела рисовать.

«Когда дверь за Маэстро и госпожой Ли захлопнулась, я повернулся к Янеку. — Извини, что я морочил тебе голову поисками темы для нового фильма. Давай пойдем самым простым путем и снимем второй "Ва-банк"», — вспоминал Махульский обстоятельства, при которых рождалась вторая часть истории Квинто, Датчанина и Крамера, который, сбежав из тюрьмы, собирается отыграться на своих заклятых врагах.

«Ва-банк 2, или Ответный удар» получился не настолько успешным, как дебютный фильм Махульского, но показал, что режиссер умело пользуется жанровыми схемами и умеет играть ими. Во втором «Ва-банке» присутствовали как отсылки к другим фильмам Махульского, так и аллюзии на «Аферу» Джорджа Роя Хилла и «Крестного отца» Фрэнсиса Форда Копполы.

«Кингсайз», 1987

Кадр из фильма «Кингсайз», реж. Юлиуш Махульский, 1987. На фото: Иоахим Лямжа, Ежи Штур и Мацей Козловский. Фото: киностудия «Кадр»/ Национальная фильмотека/www.fototeka.fn.org.pl Кадр из фильма «Кингсайз», реж. Юлиуш Махульский, 1987. На фото: Иоахим Лямжа, Ежи Штур и Мацей Козловский. Фото: киностудия «Кадр»/ Национальная фильмотека/www.fototeka.fn.org.pl

Поклонникам Махульского новый фильм режиссера пришлось ждать целых три года. Но этого того стоило: Махульский вернулся с историей, которая ничем не напоминала его предыдущие картины.

«Кингсайз» — это рассказ о таинственной гномьей стране Шкафландии, где среди библиотечных ящиков и прочих предметов живут гномы, которые подчиняются сверхначальнику по прозвищу Зловредный (Ежи Штур). Он следит за тем, чтобы никто из его подчиненных не раскрыл тайны «кингсайза» — эликсира, с помощью которого маленькие гномы могут превратиться в обычных людей и поселиться вместе с homo sapiens. Однако в один прекрасный день алхимику Адасю удается найти рецепт вожделенного эликсира...

Краткого содержания фильма достаточно, чтобы понять, что «Кингсайз» стал для Махульского прыжком в неизвестность. Сюжеты из Джонатана Свифта переплетаются здесь с идеями Славомира Мрожека, а элементы фентези — с комедией абсурда. И это еще не все: четвертый фильм в биографии короля польской комедии стал ироничным ударом в тоталитарную систему ПНР.

Часто говорят, что на творчество Махульского повлияло американское жанровое кино (...). Однако редко вспоминают, что у фильмов режиссера есть и более „польские” корни. Корни, от которых он так и не оторвался. Действие его комедий всегда происходит „здесь и сейчас”, даже если герои одеты в исторические или фантастические костюмы», — писал Бартош Журавецкий в издании «Dwutygodnik».

«Кингсайз» — лучшее подтверждение этой тезы.

Тезы, с которой сам Махульский никогда не полемизировал, а в своей книжной автобиографии под названием «Киллер» («Hitman») признавался, что «...если честно, все мои фильмы очень польские».

«Дежа вю», 1989

Ежи Штур в фильме «Дежа вю», реж. Юлиуш Махульский, 1989. Фото: киностудия «Зебра»/Национальная фильмотека/www.fototeka.fn.org.pl Ежи Штур в фильме «Дежа вю», реж. Юлиуш Махульский, 1989. Фото: киностудия «Зебра»/Национальная фильмотека/www.fototeka.fn.org.pl

Несмотря на «польскость» его фильмов, мир все больше интересовался польским гением комедии. А сам он мечтал снять кино в Голливуде. Эта мечта привела Махульского к продюссеру из «фабрики грез» Джудду Бернарду, который хотел с ним сотрудничать.

Махульский рассказал Бернарду такой сюжет: американский наемный убийца прилетает из Чикаго в коммунистическую Варшаву конца 80-х годов, чтобы ликвидировать гангстера, сбежавшего из США. На месте американец сталкивается с цивилизационными барьерами и проблемами в общении, а когда у него не получается выполнить задание, он сам просит посадить его в тюрьму, чтобы избежать смерти от рук разочаровавшихся заказчиков.

Махульский рассказывал эту историю пятнадцать минут. Когда он закончил, Бернард поднял телефонную трубку, набрал номер и сказал своему собеседнику:

«Сэм? Это Джудд Бернард! У меня здесь молодой, безумно талантливый польский режиссер, у которого есть идея гениального фильма!»

К сожалению, из этого плана ничего не вышло. Однако Махульский все равно снял свой первый заграничный фильм — только не в Городе ангелов, а в Советском Союзе. Американский убийца по сюжету приезжает не в Варшаву, а в Одессу. Действие фильма же происходит не в 1986, а в 1924 году. Так и появилось «Дежа вю» — один из тех фильмов Махульского, к которым можно возвращаться много раз и всегда находить что-то новое.

Когда картину Махульского показали на одном из швейцарских фестивалей, режиссер встретился там с Ежи Косинским, автором скандальной «Раскрашенной птицы», которого очень ценили голливудские режиссеры. После показа «Дежа вю» у Косинского с Махульским состоялся важный разговор, который последний пересказывает так:

«Этот фильм напоминает мне огромный лайнер, — сказал Косиньский. — Трансатлантический. Прекрасно оборудованный и все такое. Только из порта он никогда не выплывет. А знаешь почему? — и он неожиданно перешел на „ты”. Я не знал. — Потому что никто не поймет, почему такой американский фильм снят по-русски. Ежи намекнул, что, чтобы достичь чего-то в кино или, как он, в литературе, надо работать на английском. И я знал, что он прав».

«Киллер», 1997

Малгожата Кожуховская и Цезарий Пазура в фильме Юлиуша Махульского «Киллер», 1997. Фото: Яцек Шимчак/киностудия «Зебра»/Национальная фильмотека Малгожата Кожуховская и Цезарий Пазура в фильме Юлиуша Махульского «Киллер», 1997. Фото: Яцек Шимчак/киностудия «Зебра»/Национальная фильмотека

Начало 90-х годов было для польского кино периодом особенным. Вместе с развитием рыночной экономики наступил упадок кинематографа: появились серьезные проблемы с финансированием, а режиссеры не могли найти язык, который оказался бы убедительным для новых польских зрителей. Махульский (вместе с Владиславом Пасиковским) был одним из немногих исключений. Поклонник американской культуры, он умело использовал ее образцы для собственных фильмов. Публика же после унылого коммунистического периода хотела динамичных фильмов мирового масштаба. Сам Махульский в это время снимал хорошее и не очень кино, но «Киллер» стал переломной картиной этого периода его карьеры.

Герой фильма — варшавский таксист Юрек Киллер, которого в один прекрасный день арестовывают как одного из самых жестоких наемных убийц. В тюрьме таксиста-неудачника тоже принимают за всемирно известного убийцу по прозвищу Киллер. Вскоре несколько польских гангстеров вытаскивают его из тюрьмы, а Юреку приходится столкнуться с последствиями своей славы.

Так начинается «Киллер», один из популярнейших хитов Махульского и одна из самых забавных польских комедий 90-х годов.

«Я старался сделать все, чтобы этот фильм дал зрителям полтора часа беззаботного веселья», — сказал режиссер Барбаре Холлендер.

Цезарий Пазура и Януш Ревиньский в фильме «Киллер-2», реж. Юлиуш Махульский, 1999. Фото: Кшиштоф Веллман/киностудия «Зебра»/Национальная фильмотека Цезарий Пазура и Януш Ревиньский в фильме «Киллер-2», реж. Юлиуш Махульский, 1999. Фото: Кшиштоф Веллман/киностудия «Зебра»/Национальная фильмотека

Зрители оценили старания режиссера: в кино «Киллера» посмотрело более двух миллионов человек. Очередной успех Махульского снова привлек внимание американских продюссеров. Студия Диснея решила купить у Махульского права на съемки американского римейка «Киллера».

«… в СМИ забурлило. Начались спекуляции: кто будет играть вместо Пазуры? Джим Керри или, может, Уилл Смит? Щару сыграет Дэнни ДеВито, а его жену — Мелани Гриффит? Все, что они знали „наверняка”, — это то, что фильм будет снимать Барри Зонненфельд, который как раз только что выпустил "Людей в черном". Серьезные издания и желтая пресса хотели взять интервью, некоторые телеканалы приглашали в ток-шоу, а Нина Терентьев готова была посвятить выпуск своей программы „Необитаемый остров” людям „Киллера”, — писал Махульский в автобиографии.

Но американский «Киллер» так до сих пор и не появился. В свою очередь, польская версия фильма стала последним на настоящее время кассовым хитом режиссера. Режиссера, который как никто другой умеет находить ключ к сердцам и кошелькам польских зрителей, о чем свидетельствуют не только его впечатляющие хиты прошлых лет, но и успех его очередных картин: «Винчи» («Ва-банк 3»), «Сколько весит троянский конь?» или недавняя премьера — «Вольта».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх