Воспоминания Юрия Никулина о войне.

"Почти семь лет я не снимал с себя гимнастерку, сапоги и солдатскую шинель. И об этих годах собираюсь рассказать. О моей действительной службе в армии, о двух войнах, которые пришлось пережить. В армии я прошел суровую жизненную школу, узнал немало людей, научился сходиться с ними, что впоследствии помогло в работе, в жизни. Ну а военная "карьера" моя за семь долгих лет — от рядового до старшего сержанта.

Везло? Безусловно.
Заехали впятером в деревню, занятую противником. Немцы приняли их за своих, ну еще бы, кто же так нагло будет себя вести, не догадываясь, что они просто ошиблись.

Улепетывали оттуда по полю уже на своих двоих, бросив грузовик, с винтовками, оставшимися в заваленном имуществом связи кузове. Достать их было просто невозможно, да и времени не было.
Балагурил? Конечно же!
Однажды, для того, чтоб подшутить над поваром, нарядился в немецкую шинель, каску, прихватил немецкое оружие, и нацепил немецкие очки. Выглянув из кустов, поприветствовал его: "Ку–ку". Повара искали целый день".

"Наша батарея снялась, и мы двинулись из Пулкова. Мы ехали, а кругом зияли воронки, всюду лежали убитые гитлеровцы. К вечеру на дороге образовалась пробка. Ночь. Темно. Поток из бесчисленного количества людей и военной техники остановился. Невозможно было сделать дальше ни шагу. На наше счастье, стояла плохая погода, и немцы не смогли применить авиацию. Если бы они начали нас бомбить, то, конечно, нам не поздоровилось бы. Наш командир Хинин сразу понял опасность такой "пробки": если утром будет летная погода, а пробка не рассосется, то нам придется прикрывать дорогу; и он дал команду всей батарее отойти в сторону от шоссе. Наши тягачи отъехали метров на четыреста от дороги. Батарея стала окапываться. Мы, группа разведчиков, остановились около блиндажа, у входа в который лежал убитый рыжий фашист. Около него валялись фотографии и письма. Мы рассматривали фотографии, читали аккуратные подписи к ним: с датами, когда и что происходило. Вот свадьба убитого. Вот он стрижется. Его провожают на фронт. Он на Восточном фронте стоит у танка. И вот лежит здесь, перед нами, мертвый. Мы к нему не испытывали ни ненависти, ни злости".

"Петухов замахнулся автоматом на незваную гостью. Я схватил его за руку и сказал:
— Вася, не надо.
— Мышь-то немецкая,- возмутился Петухов.
— Да нет,- сказал я.- Это наша мышь, ленинградская. Что, ее из Германии привезли? Посмотри на ее лицо...
Все рассмеялись. Мышка осталась жить. Когда после войны я рассказал об этом отцу, он растрогался, считая, что я совершил просто героический поступок".

"Но первого убитого при мне человека невозможно забыть. Мы сидели на огневой позиции и ели из котелков. Вдруг рядом с нашим орудием разорвался снаряд, и заряжающему осколком срезало голову. Сидит человек с ложкой в руках, пар идет из котелка, а верхняя часть головы срезана, как бритвой, начисто. Смерть на войне, казалось бы, не должна потрясать. Но каждый раз это потрясало. Я видел поля, на которых лежали рядами убитые люди: как шли они в атаку, так и скосил их всех пулемет. Я видел тела, разорванные снарядами и бомбами, но самое обидное-нелепая смерть, когда убивает шальная пуля, случайно попавший осколок. Каждый раз, когда на моих глазах гибли товарищи, я всегда говорил себе: "Ведь это же мог быть и я".

Источник ➝

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы

В долгой творческой жизни Алевтины Румянцевой не было главных ролей, но некоторые ее героини оказывали мощнейшее влияние не только на развитие сюжета, но и на восприятие кинолент зрителем. В картинах, некоторые составили золотой фонд советского кино, Румянцева сыграла самую сложную роль. Роль простого человека, который и не герой и не злодей, но который любит, страдает и мечтает.

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №2
 

Актриса родилась в простой, но очень дружной и позитивной семье. Ее отец трудился на заводе, а так же играл в народном театре.

Мать хорошо пела и сама писала стихи, она иногда тоже выступала на сцене того же клуба что и муж. Маленькая Алевтина была в клубе постоянным зрителем, и с детства приобщалась к искусству. По вечерам мать с выражением и душой читала всем троим своим дочерям народные сказки.

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №3
 

Отец пользовался огромным уважение среди рабочих завода, и в своей общественной жизни он читал коллегам лекции, поясняя тонкие политические моменты и знакомя с классикой отечественной литературы. С наступление войны он ушёл на фронт, и был поставлен политруком как имеющий опыт политической работы. Погиб летом 1941 в ожесточенных боях под Ельней.

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №4
 

Взросление девочки пришлось на военные и послевоенные годы. Отрадой для нее в это тяжелое время были занятия в театральной студии при Доме пионеров и выступления в сельском клубе. Окончив школу, девушка со второго раза, но поступила в лучший кинематографический ВУЗ страны ВГИК. Ее сокурсниками были Надежда Румянцева, Яков Сегель, Алла Ларионова, Николай Рыбников и другие выдающиеся деятели советского кино.

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №5
 

В таком ярком созвездии выпускников, скромную девушку попросту не заметили. Она устроилась театр-студию киноактёра, в кино ей долгое время доставались эпизодические роли. Она играла учительниц, колхозниц, медсестер и просто прохожих. Однако любитель советского кино, несомненно, вспомнит: подругу Клавдии из детективной драмы «Дело Румянцева», дежурную на станции метро в финале комедии «Я шагаю по Москве», работницу телевидения в сатирической комедии «Тридцать три».

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №6
 

На первый план советского кино ее вывела Татьяна Лиознова, подметившая скромное дарование этой недооцененной актрисы. Сначала была роль добросердечной дочери героини в семейной драме «Евдокия». Несчастная, но все же нашедшая свою любовь Нинка в трогательной мелодраме «Три тополя на Плющихе».

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №7
 

Созданный актрисой и режиссёром сильнейший образ мама Нины в трагикомедии «Карнавал», стал не только лучшей работой актрисы, но и вехой для всей советской культуры.

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №8
 

Несмотря на то, что в картинах Лиозновой актриса показала высочайший уровень мастерства, после «Карнавала», она продолжала играть эпизодические роли, а с наступлением 90-ых не стало и их. Незамысловатые, но пробирающие до самых недр души своими простыми историями люди в новом кино оказались не востребованы. Прекрасная актриса вышла на пенсию, и жила всеми забытая уютной семейной жизнью с мужем известным киноведом Наумом Клейманом.

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №9
 

Алевтина Алексеевна покинула нас 24 июля 2011, ей был 81 год. Актриса до последнего сохраняла дееспособности и не утратила актерских навыков. Последние годы своей жизни она выступала перед ветеранами с чтениями произведений отечественной классики.

Трогательная мама Нины из «Карнавала», как сложилась судьба несправедливо забытой актрисы, изображение №10

Популярное в

))}
Loading...
наверх